Олег Росов (novoross_73) wrote,
Олег Росов
novoross_73

Охота на «Волка». Ликвидация Романа Шухевича. часть 5.

Охота на «Волка». Ликвидация Романа Шухевича. часть 5.

В январе 1949 г. Шухевича в Белогорще навестил член Центрального провода ОУН и шеф Главного военного штаба УПА Александр (Олекса) Гасин по кличке «Лыцарь». По воспоминаниям М.Зайца, Гасин «був добрим майстром до жартів..визначався знанням астрономії, тому наш Командир прозвав його Коперніком» .

29.Шухевич и Гасин чистят картошку  —  Фотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото
29.Шухевич и Гасин чистят картошкуФотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото

30.Шухевич, Гасин и Дидык обедают  —  Фотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото
30.Шухевич, Гасин и Дидык обедаютФотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото

Однако, разговоры между собой они вели серьёзные. Так, когда зашла речь о проводившейся в то время коллективизации западных областей Украины, Шухевич весьма положительно о ней отозвался, и сказал, что крестьяне в колхозы пойдут. Гасин же с ним горячо спорил и считал, что эта «затея» окончится неудачей (66).
Из воспоминаний М.Зайца: «Одного дня вирішили оба командири піти до лікаря у Львів. Відповідно переодяглись, заложили за пояс два пістолети і два старих друзі почапали у Львів. 8 лютого (?) (Заяц не случайно поставил знак вопроса, правильная дата 31 января – авт.) 1949 року к[оманди]р Лицар повторив таку похідку сам. Та не пощастило старому революціонерові повернутися назад...»

***

Тем временем вышеупомянутый разгромный приказ министра госбезопасности СССР № 00469 возымел-таки своё действие: в результате активизации агентурно-оперативной работы и проведенных чекистско-войсковых мероприятий за время с декабря 1948 г. по февраль 1949 г. оуновское подполье потеряло 352 руководящих участника. Однако основное внимание чекистов по-прежнему было уделено вскрытию и ликвидации членов Центрального провода.
И здесь чекистов ожидал успех: 31 января 1949 года член Центрального провода ОУН А.Гасин «Лыцарь» был во Львове обнаружен, и при попытке задержания покончил с собой…

31.Гасин  —  Фотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото
31.ГасинФотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото

…Ещё в конце ноября 1948 г. чекисты получили информацию, что Шухевич и другие оуновские функционеры могут скрываться в горно-лесистой местности на стыке Сколевского (Дрогобычская область) и Болеховского (Станиславская область) районов. На основании этих данных и во исполнение приказа МГБ СССР № 00469, в декабре 1948 г. и января 1949 г. была проведена межобластная чекистско-войсковая операция по их ликвидации. В результате непрерывных действий чекистов на протяжении двух месяцев было ликвидировано большое количество оуновцев и в значительной мере подорвана пособническая база, обеспечивавшая Шухевича и других главарей ОУН разведывательной информацией, связью, местами укрытия и продовольствием. Тогда же было ликвидировано и полтора десятка связных и содержателей бункеров связи, в результате чего нарушились линии связи между членами Центрального провода ОУН. «Все это, как отмечал в докладной записке о ходе выполнения приказа № 00469 С.Р.Савченко, создало невыносимые условия дальнейшего пребывания "ТУРА", "ЛЫЦАРЯ" и др. на территории Сколевского и Болеховского районов и заставило искать убежище в других местах».

Тем временем сотрудники УМГБ Львовской области в результате проведенных агентурных комбинаций 25 января 1949 г. установили и задержали жену «Лыцаря» Ольгу Гасин (в девичестве Поляничка), которая, проживая во Львове по фиктивным документам на имя Анны Бодьо, занималась подбором конспиративных квартир для Шухевича и своего мужа.

32.Ольга Гасин  —  Фотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото
32.Ольга ГасинФотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото

На первичных допросах О.Гасин сообщила только общие сведения о муже, назвала линии связи, по которым осуществляла с ним личный контакт, но прямых показаний о месте нахождения «Лыцаря», других членов Центрального провода, их встречах и связных в тот момент показаний не дала.

Дальнейшими агентурными мероприятиями был установлен ряд адресов по Львову, где мог появиться «Лыцарь». Эти адреса были обставлены агентурой и обеспечены оперативной слежкой. В частности, установили адрес, по которому на улице Богуславской, 14 проживала дочь священника села Конюхи Стрийского района Дрогобычской области.

По имеющейся информации, долгое время в этом селе, в бункере под одним из домов, укрывался А.Гасин, а в мае-июне 1947 г. и Р.Шухевич. Более того, в апреле 1948 г. на территории с. Конюхи, в рамках упоминавшейся операции «Лесозаготовки», уже проводилась чекистско-войсковая операция, однако плотное блокирование села и тщательная проверка каждого хозяйства тогда успеха чекистам не принесли – А.Гасина найти и задержать не удалось.

И вот теперь, сопоставив эти данные с львовским адресом дочки священника из с. Конюхи, сотрудники госбезопасности вычислили место, где им следовало ждать «гостя».

31 января 1949 г. около 19.00 пост наружного наблюдения зафиксировал, что в подъезд интересующего чекистов дома по ул. Богуславской, 14 вошел человек в телогрейке. Однако, услышав голоса чужих людей (к хозяйке пришли гости), в квартиру заходить не стал и вышел на улицу. На выходе из подъезда его опознали сотрудники 5 отдела (наружного наблюдения) УМГБ и организовали слежку. Когда один из сотрудников «наружки» обогнал человека, чтобы рассмотреть его лицо, тот внезапно выхватил револьвер, сделал два выстрела, промахнулся и бросился бежать в направлении Главпочтамта. Он успел вскочить на подножку проезжавшего мимо трамвая, но находившийся в вагоне милиционер вытолкнул его обратно. В виду приближающейся погони человек ранил находящегося рядом милиционера, выстрелил себе в рот и умер на месте. В ходе процедуры официального опознания Ольга Гасин подтвердила, что тело принадлежит её мужу, Александру Гасину (67).

После смерти мужа О.Гасин стала давать на следствии в УМГБ более откровенные показания и сообщила неизвестные чекистам подробности о встречах А.Гасина с Р.Шухевичем во Львове в январе 1949 г.

По её словам, в результате непрерывных чекистско-войсковых операций на стыке Дрогобычской и Станиславской областей, А.Гасин 5 января 1949 г. вынуждено приехал во Львов и остановился на конспиративной квартире по ул. Сеченева, 15, подготовленной для него женой. В тот же день вечером А.Гасин с Ольгой отправились на площадь св. Юра (Георгия), где встретились с женщиной, представившейся Галей (Галина Дидык). Поговорив несколько минут, Гасин с женой распрощался и дальше пошел уже вдвоем с Галей. Цель их встречи Ольга прямо не назвала, но высказала предположение, что, выезжая во Львов, Гасин поставил об этом в известность находившегося в городе Р.Шухевича, который и выслал в заранее обусловленное место и время свою связную.

В одну из следующих встреч на конспиративной квартире, 12 января, Ольга застала вместе с мужем хорошо знакомого ей по встречам в Кракове в 1939-1941 гг. человека - Р.Шухевича, которые тихо беседовали в соседней комнате. С приходом Ольги беседа между Гасиным и Шухевичем приняла общий характер и продолжалась более часа. Приведём фрагмент этих показаний О.Гасин в изложении начальника УМГБ Львовской области полковника Майструка:

«В начале разговора ШУХЕВИЧ Роман пожаловался на плохое состояние здоровья, говоря, что у него совсем отказывается работать сердце и очень острое обострение ревматизма.

Выразив сожаление по поводу того, что ШУХЕВИЧ Роман и ГАСИН Александр совершенно потрепали свое здоровье и при тех условиях, в которых они сейчас находятся, их совершенно могут оставить силы, ГАСИНА Ольга посоветовала им подумать о собственной жизни и пока не поздно уйти за границу, где дожидаться лучшего для себя времени, т. е. начала войны Америки и Англии против Советского Союза.

На совет Ольги — уйти за границу, ШУХЕВИЧ и ГАСИН ответили, что при настоящем состоянии их здоровья выполнить это им невозможно, ибо для того, чтобы попасть к своим, находящимся в американской зоне оккупации, надо пройти пешком две тысячи километров: пересечь территорию Советского Союза, Польшу, Чехословакию и половину Австрии, а сделать этот путь они теперь совершенно не в состоянии. Самолеты же для вылета из Советского Союза за границу, как они иронически заявили, американцы им не представляют.

Видно такова им выпала доля — находиться на территории Советского Союза пока органы Советской власти их не уничтожат, — заявил ШУХЕВИЧ. Ибо, даже при всех других обстоятельствах, при возможности для них преодолеть трудности перехода за границу, центральный Провод все равно не разрешит им покинуть Украину, обезглавить подполье и прибыть за границу под защиту американцев. За границей и без них есть в достаточном количестве украинских националистических кадров, которые, в большинстве бездействуют.

В дальнейшем разговор перешел на международное положение, главным образом, на перспективы войны между англосаксами и Советским Союзом и сроках ее начала.
ГАСИН Александр доказывал, что, исходя из международной ситуации, можно быть уверенным, что война между англо-саксами и Советским Союзом начнется весной 1949 года. С мнением ГАСИНА ШУХЕВИЧ не согласился и высмеял надежду его на скорое возникновение войны, заявив при этом, что ГАСИН со дня освобождения украинских земель от немецких оккупантов, т. е. с 1944 года, все предвидит и пророчит возникновение войны между англо-саксами и Советским Союзом, однако, с мнением и желанием ГАСИНА, как шутливо заметил ШУХЕВИЧ, — англосаксы, как видно, не считаются и войны с Советским Союзом не начинают.

По твердому же мнению ШУХЕВИЧА, война между англо-саксами и Советским Союзом начнется лишь тогда, когда Америка и Англия сумеют подготовить у своего народа враждебное отношение к Советскому Союзу, на что понадобится длительный период времени, так как англичане и американцы не скоро забудут, как вместе с русскими они сражались против фашистской Германии.

Поэтому, он — ШУХЕВИЧ, твердо уверен, что война между этими странами может возникнуть не раньше, как через 5—7 лет. А до этого периода времени, — как заявил ШУХЕВИЧ, — никого из подпольщиков на украинских землях не останется — всех их органы Советской власти ликвидируют. Могут сохраниться только те кадры украинских националистов, которые находятся за границей под защитой Америки и Англии.

После этого, разговор перешел на тему о кадрах украинских националистов, находящихся на территории Украины и условиях, при которых им приходится работать.
Как ШУХЕВИЧ, так и ГАСИН высказали свое общее мнение, сходящееся на том, что националистическому подполью в условиях советской действительности с каждым днем работать приходится все труднее. Ведя, как они заявили, активную борьбу с националистами, органы Советской власти с момента освобождения Западной Украины от немецких оккупантов, уничтожили все основные руководящие кадры оуновского подполья, и, особо большой урон нанесли им в 1948 году.

Говоря о потерях среди оуновских руководящих кадров, ШУХЕВИЧ высказал особое сожаление по поводу гибели в ноябре месяце 1948 года руководителя Львовского краевого Провода "ФЕДОРА" и референта "СБ" этого Провода "СЕМЕНА", который, по заявлению ШУХЕВИЧА, был убит вместе с "ФЕДОРОМ" (о том, что вместе с "ФЕДОРОМ" был убит "СЕМЕН" и, что последний являлся референтом "СБ" краевого Провода ОУН, до этого нам известно не было). О "СЕМЕНЕ" ШУХЕВИЧ отозвался, как об одном из самых молодых и даровитых руководителей "СБ".

На этом разговор между ШУХЕВИЧЕМ, ГАСИНЫМ и женой последнего закончился, после чего ШУХЕВИЧ оделся и сообщил, что идет на консультацию к доктору БЛЕЙ»
(68).

В апреле чекисты помимо допросов провели Ольгу Гасин через внутрикамерную разработку и организовали подсаженному к ней в камеру агенту УМГБ «переписку с волей», рассчитывая таким образом вызвать у О.Гасин заинтересованность по использованию этого канала связи для себя. Кроме того, устроили для неё продовольственные передачи под предлогом помощи «от подполья», чтобы впоследствие установить с О.Гасин переписку от имени приближенных «Лыцаря» и «Тура».

Также, получив информацию о серьезных проблемах у Шухевича со здоровьем, сотрудники госбезопасности допросили врачей Львовского мединститута, во всех аптеках города приобрели розыскную агентуру, на курорте Любень-Великий с лечебными источниками от ревматизма, где мог находиться на лечении Шухевич, направили оперативную группу.

Возле явочных квартир, в которых появлялись связные Шухевича, были завербованы агенты-опознаватели, к которым для возможного задержания Шухевича и его связных были прикреплены агенты-боевики. Дополнительно, зная, что «Анна», «Роксоляна» и «Дарка» для передвижения используют попутные машины, на основных маршрутах были выставлены агентурно-розыскные группы и созданы агентурные заслоны на дорогах, ведущих из Львова (69).

А в конце мая 1949 г. в УМГБ западных областей была разослана специальная ориентировка с приложением фотогрфий личных связных Шухевича, подготовленная Управлением 2-Н МГБ Украины.
Познакомимся и мы с ними поближе.

1. «Анна»—Дидык Галина Томовна, 1909 года рождения, уроженка села Шибалин Бережанского района Тернопольской области, со средним образованием, украинка, не замужняя. В описании внешности указывалось: «Выше среднего роста (165-170 см), худощавая, темная шатенка, лицо продолговатое, смуглое, с румянцем, глаза темно-серые, брови черные, широкие дугообразные, нос... широкий у основания, … зубы большие, ровные… на средине левой или правой щеки имеет родинку — розоватое пятно размером 5—8 мм, волосы темно-русые, сплетает и укладывает вокруг теменной части головы, шея короткая, туловище щуплое, узкобедрая, движения энергичные, ходит быстро, шаг короткий. Разговаривает чисто по-украински с галицийским акцентом. В совершенстве владеет польским языком. Зимой 1948—1949 года в гор. Львове неоднократно появлялась в фуфайке черного цвета, темно-сером шерстяном платке, длинной юбке цвета хаки и простых сапогах мужского покроя» .

33.Дидык  —  Фотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото
33.ДидыкФотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото

Далее в ориентировке говорилось, что Г.Дидык является кадровой участницей ОУН еще с периода существования бывшей Польши. До 1942 года она проживала во Львове и была директором мармеладной фабрики, после этого непродолжительное время в г. Бережаны содержала собственный магазин кукольных игрушек, а с 1943 года перешла на нелегальное положение и стала работать в «УЧХ» (украинский красный (червонный) крест) – медицинской сетке украинского подполья. С мая 1945 г., по данным агентуры и материалам следствия, Г.Дидык перешла в непосредственное подчинение Р.Шухевича и, являясь особо доверенным и наиболее приближенным к нему лицом, выполняла функции личной связной.

В круг её обязанностей входило: поддерживать связь Шухевича с другими членами провода ОУН, подыскивать для него конспиративные квартиры, обеспечивать литературой и медикаментами, а также выполнять другие отдельные поручения. Для обеспечения Шухевича и руководящего состава подполья продуктами питания Г.Дидык и другие связные организовали по его заданию у председателя колхоза с. Новая Гребля Букачевского района Станиславской области Р.Лучаковского своеобразную «продуктовую базу», откуда получали высококачественные продукты питания (70).

С весны и до сентября 1947 года Г.Дидык вместе с Р.Шухевичем и Е.Зарицкой скрывалась в с. Княгиничи, а затем до марта 1948 года в с. Гримно в доме местного священника Мисюренко. По организационным делам «Анна» систематически бывала во Львове, где периодически укрывалась у своих надежных связей

2. «Роксоляна» — Илькив Ольга Фастовна, 1920 года рождения, уроженка г. Стрий Дрогобычской области, украинка, с незаконченным высшим образованием, нелегалка.

В описании внешности указывалось: «Низкого роста (до 160 см), худая, темная блондинка, волосы подстригает, лицо овальное, глаза голубые, брови короткие дугообразные, нос короткий, прямой тонкий,… подбородок округленный, выступает немного вперед, в движениях спокойная. Летом одевается в темно-серую юбку, светло-зеленую, голубую и белую с вышивкой кофту, носит желтые туфли на низком каблуке.
Зимой носит пальто темно-зеленого цвета, косынку в клетку и черные хромовые сапоги»
.

34.Илькив  —  Фотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото
34.ИлькивФотографии из альбома Шухевич на Рамблер-Фото

По информации чекистов, О.Илькив в 1938 г. окончила гимназию в Перемышле, после чего вместе с матерью проживала в Варшаве и, якобы, нигде не училась в связи с тяжелыми материальными условиями и болезнью. В 1941 году после оккупации переселилась во Львов, где работала в магазине канцелярских принадлежностей и в магазине детских игрушек. С 1942 по 1944 год посещала курсы косметики, после чего занималась во Львовском мединституте. После освобождения города нигде не работала, в 1945 году поступила на учебу в фельдшерско-акушерскую школу и, не окончив ее, в том же 1945 году перешла на нелегальное положение, где и находится до настоящего времени.

Муж О.Илькив В.Лыко, участник ОУН по кличке «Данило», руководил Стрийским надрайонным проводом ОУН и был ликвидирован в 1948 г. С уходом на нелегальное положение О.Илькив стала организационным референтом женской сетки Дрогобычского областного провода ОУН, затем длительное время никакой организационной работы не вела в связи с рождением ребенка и второй беременностью, а с 1947 г. была назначена связной Центрального провода ОУН.

3. «Дарка», «Нюся», «Черная» — Гусяк Дарья Юрьевна, 1924 года рождения, уроженка г. Трускавец Дрогобычской области, со средним образованием. В описании внешности указывалось: «Высокого роста (до 175 см), худощавая, тонкая, плечи опущенные, шея длинная, брюнетка, носит косу, лицо длинное.., несимпатичное, лоб высокий, ровный, глаза темные, брови широкие дугообразные, нос длинный, тонкий…, зубы кривые, в верхней и нижней челюсти несколько вставных золотых зубов, рот небольшой с приподнятыми углами, губы тонкие, подбородок угловатый…
В движениях энергичная, хорошо играет на гитаре. Летом носит светлое платье, черные босоножки, имеет темно-синий плащ…В феврале 1949 года во Львове появлялась в шерстяной куртке пепельного цвета и такого же цвета юбке, сшитых костюмировано, черных хромовых сапогах, темно-синей с красными разводами шерстяной косынке»
.

35.Гусяк  —  Фотографии пользователя novoross-73 на Рамблер-Фото
35.ГусякФотографии пользователя novoross-73 на Рамблер-Фото

В 1945 г. Д.Гусяк перешла на нелегальное положение, до сентября 1947 г. была связной от референтуры пропаганды Центрального провода ОУН к Р.Шухевичу, с сентября 1947 г. по март 1948 г. в с. Гримне Комарновского района Дрогобычской области вместе со своей матерью играла роль содержательницы квартиры, где укрывался Шухевич, а затем стала его доверенным лицом.

На основании этих данных зам. начальника Управления 2-Н МГБ УССР подполковник И.К.Шорубалка просил начальников Управлений МГБ всех западных областей организовать активные агентурно-оперативные мероприятия по розыску этих связных, и в случае их задержания немедленно сообщить в Управление 2-Н (71).

14 июня 1949 г. при ликвидации пункта связи Центрального провода ОУН сотрудниками МГБ УССР было захвачено письмо Шухевича к Куку, в котором он шифровкой сообщал, что в конце месяца должно состояться ежегодно проводимое совещание членов Центрального провода ОУН. В результате расшифровки чекисты установили, что ориентировочно оно может проходить на территории Рогатинского района Станиславской области и Бережанского и Подгаецкого районов Тернопольской области. Эта информация перекрывалась и данными Управлений западных областей, свидетельствовавшими об активных передвижениях на этой территории главарей подполья и подготовке материальной базы. Однако спланированная на 25 июня операция результатов вновь не дала (72).

***

Она и не могла их дать по причине отсутствия Шухевича на этой территории. Планируемое совещание состоится позднее, в августе, а в июне-июле 1949 года Шухевич вместе с Дидык повторили свой вояж в Одессу, и назад возвращались через Черновцы. Они лечились у тех же профессора Сигала и врача Балабана, жили в городе возле санатория «Аркадия», а затем переселились в предместье Одессы - с. Крыжановку к бригадиру колхоза М.Жуматину. Курортное лечение обошлось Шухевичу и Дидык в 40 тыс. рублей.

Из воспоминаний Галины Дидык:
«Другий раз ми знов поїхали в Одесу, але того разу в санаторії не можна було дістати місця. Лікував нас тоді єврей Шубладзе. Він сказав, що краще було б поселитись у селі. Я знайшла таке село –Карачанівку (здесь Г.Дидык ошибается; название села Крыжановка – авт.) за Одесою, і там Провідник жив цілий місяць і справді підлікувався. То було в 1949 році.

Був такий випадок. Ми жили над морем в якихось господарів. Рано ходили митись на море. Я уже помилась і йду туди, де мився Провідник. Бачу, що він щось у воді шукає. Виявляється, загубив ланцюжок з медальйончиком Матері Божої. Сказав: "Я згубив, уже не знайду. Це значить, що я скоро загину". Ми шукали-шукали, але де ж це можна в такім піску, коли вода ще ним рухає, хвиля набігає. Так і не знайшли. То було для нас дуже прикре.

Трудно було трохи їхати. У нас, правда, були документи вчителів. Але Провідник не вмів поводитися серед людей. Летіли ми з Одеси літаком, а потім поїздом. Були в Чернівцях, Кишиневі. Там затримувались, говорили з людьми, хоч не вміли говорити по-російськи. Але всюди, коли довідувались, що ми з Галичини, усі до,нас дуже гарно ставились.

- Ви сказали, що Провідник не вмів поводитися, говорити з людьми. В чому це полягало?

- З людьми треба було говорити про звичайні побутові справи, про якісь дрібниці, а йому це було важко. Хоч Провідник і був дуже веселий, мав почуття гумору, що йому в житті дуже помагало. Але тут він говорив, що він є "пакунок", а за все я відповідаю.

Ще повернусь до того, як добре там ставились до галичан. У той час не було в санаторіях апаратів, щоб зробити кардіограму. Був він тільки в якійсь військовій частині. Я пішла туди попроситись, але мені сказали, що вони так нікому не роблять. Але коли почули, що ми галичани, що я приїхала з хворою людиною зі Львова, дуже прихильно поставились і зробили кардіограму.

Потім я багато їздила. Була в Харкові, у Києві, в Донецьку, в Полтаві, у Кишиневі. їздила по Вкраїні подивитись, що собою являють люди на Сході. Була переконана, що працю треба вести не тільки у нас, у Галичині, а й на Сході.

- Чому Провідник мусив так далеко їздити лікуватись? Чи не було своїх лікарів в підпіллю?

- Лікарі в підпіллі були. Був лікар Олесницький, хірург, добрий лікар. Але щоб лікувати хвору на серце людину, то треба їй дати відповідні умови, якесь відпруження
(напомним ещё раз, кардиологические курорты были и на Западной Украине, например, Любень-Великий с лечебными источниками – авт.). А яке може бути відпруження, коли існує кожної хвилини небезпека?

-А чи там було повне відпруження?

- Там було майже повне відпруження. Правда, була дуже складна зворотна дорога. Але після того лікування Провідник дуже добре почувався. Зараз після повернення була якась конференція, то він виглядав чудово, перестав мучити головний біль...»
(73).

После возвращения на Западную Украину Шухевич вновь обосновался в Иловском лесу на границе Львовской и Дрогобычской областей. Говорят, снаряд дважды в одну воронку не попадает, и в этом есть здравый смысл. Видимо, чекисты были уверены, что после прошлогодней операции Шухевич не рискнёт вновь базироваться в этом лесу и населённых пунктах, которые его окружали. Оказалось, рискнул. Отложенное перед поездкой Шухевича в Одессу совещание состоялось в Иловском лесу в августе 1949 года.

Из записок М.Зайца:
«Літо 1949 року. Серед молодого букового лісу наш постій. Табір розложений по обох берегах яру. До командира прибули пр[овідни]ки М. В. (под этим сокращением Заяц, по видимому, имел в виду руководителя Краевого провода ОУН в Галичине Р.Кравчука «Максима» и руководителя референтуры пропаганды Центрального провода ОУН П.Федуна «Волянского», псевдонимы которых начинались с букв «М» и «В» - авт.) і ін. із своїми людьми. Кілька розтягнених наметів, один з них більший, збудований по тій стороні яру у такій віддалі від інших, щоб не чути голосного шепоту розмови, рядом лісові лавки - це місце нарад.
Стійкові обов'язкові в кожному таборі, в тому таборі теренове положения вимагае з двох боків.


36.Шухевич с подпольщиком  —  Фотографии пользователя novoross-73 на Рамблер-Фото
36.Шухевич с подпольщикомФотографии пользователя novoross-73 на Рамблер-Фото

Огонь, біля нього лавка - це звичай у кожному таборі. Штучні криниці з водою є також.
Часом в шумний вечір, коли збирається на дощ, затягнуть друзі тихо-тихенько пісню. Пісня котиться. Провідники на другому березі розмовляють. Чуйне ухо Командира не може знести не такту пісні. Швидко підходить до нас і каже: - „Не так! Зле співаєте, чортові діти" - і починае - „Нас питають, якого ми роду - раз, два" - і т.д. Ось так повинно бути" - і пішов, щоб знову послухати.

В нашій групі були любителі спорту, із друзів гостей також. Найбільш зручним приспосібленням для спорту в лісі це турник. Причепиш до двох сусідніх дерев жердину і турник готовий. Щоранку і вечора вигинали друзі свої прив'ялі вже кості (були такі, нпр. друг А., який завжди підходив до турника, як добре попоїв, мовляв, перед тим нема сили), але таких спортовців, як наш Командир між нами не було. I одного дня перед обідом зав'язались змагання. Хто що вмів таке показував. Глядачі дораджують, іноді так, що й носом запореш об землю
.

37.Заяц на турнике  —  Фотографии пользователя novoross-73 на Рамблер-Фото
37.Заяц на турникеФотографии пользователя novoross-73 на Рамблер-Фото

Тут з'явився Командир і радить мені зробити так: „Жердину попід коліна, руки опустити, розмахатися і вискочити на рівні ноги". Я допитуюсь ще раз, та Командир швидко пас, рубаху з себе і миттю ноги опинились на турнику, опустив руки розмахується до скоку. Я побоявся щоб не сталось якогось каліцтва і з просьбою стягнув Командира з турника.

Відправа скінчилась щасливо. Друзі порозходились. Через кілька днів зорганізували коня для Командира і ч[ет]вірка друзів охорони відпровадили Командира у напрямі м. Львова»
(74).

***


24 августа 1949 г. министр госбезопасности Украины генерал-лейтенант С.Р.Савченко был назначен на руководящую должность в Москву и вскоре стал заместителем министра и начальником 1-го Главного управления МГБ Союза ССР. На его место в Киев был переведен зам. министра госбезопасности СССР и уполномоченный МГБ в Германии Н.К.Ковальчук. Вновь назначенному главному чекисту Украины, безусловно, хотелось показать себя перед украинскими кадрами во всем блеске и добиться того, чего, как он считал, не сумел сделать его предшественник.

Как мы говорили выше, Шухевич рискнул в августе 1949 г. появиться в Иловском лесу. Но рискнули и чекисты, и по указанию Ковальчука повторили операцию в том же районе.

7 сентября в УМГБ Львовской области поступила агентурная информация, что в Иловском лесу, вместе с назначенным после ликвидации Ф.Тершаковца новым руководителем Львовского краевого провода ОУН О.Дьяковым по кличке «Наум» (он же «Горновой») «укрывается крупная банда, возглавляемая бандитом по кличке «Генерал Чупринка» (еще один организационный псевдоним Р.Шухевича – авт.). На основании этой информации в Иловский лес были скрытно выброшены мелкие чекистско-войсковые группы, которые конспиративно организовали засады, секреты и посты наблюдения на высотках, у водоисточников, на тропах и дорогах, ведущих из леса в населенные пункты (75). Однако чекисты опять опоздали – Шухевич ушел с этой территории на свою лёжку в Белогорще буквально за несколько дней до начала чекистско-войсковой операции.

Нет, не случайно сотрудники МГБ шифровали его в документах МГБ под кличкой «Волк» - он словно предчувствовал опасность и успевал скрыться в чаще леса ещё до того, как охотники ограничат его территорию красными флажками …


Дали буде.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments